В гостях у Vitiana наш большой друг, замечательный человек и лучший в Украине эксперт в своей отрасли Светлана Кабыш – директор информационного бюро «Венгерский туризм» посольства Венгрии. Колумбийский «наркобарон», заминированный отель, чем заняться в Будапеште, почему в Венгрии оленина дешевле говядины и другие интересности — в общем, вышло информативно и весело.

Часть I. О Светлане

гостья и интервьюеры

Светлана (слева) и интервьюеры

Как попасть в Венгрию против своей воли и влюбиться в страну

— Я всегда хотела быть журналистом, но… Чтобы поступать на журналистику: а) у меня не было достаточно печатных работ; б) мне объяснили, что поскольку я «ничья», то со своей золотой медалью буду поступать на журналистику 10 лет, а затем поеду в сельскую многотиражку. Открытым текстом!

И тогда я выбрала институт, где был высокий конкурс, 10 человек на место. Это было конструирование одежды в лёгкой промышленности. Тогда было так: с золотой медалью если сдаёшь первый экзамен на 5, то поступаешь. Готовилась принципиально только к математике, решила даже не поступать дальше, если «сгорит» моя золотая медаль, то, по крайней мере, сгорит красиво. Так и оказалась на конструировании. А сейчас я член Союза журналистов, пишу, стала бы настоящим журналистом, то писала бы на заданную тему. Сейчас же пишу о Венгрии, о других странах, том, что на душу ложится.

На самом деле путь к венгерскому туризму был такой странный, издалека очень, неведомыми тропами.

— Почему вообще Венгрия? Есть направления, скажем, Италия, традиционные такие, классика. Все мечтают побывать в Париже или Лондоне, из 10 человек 7 скажут, что хотят там оказаться.

— Брэнд – это то, что у вас есть. И брэндом должна стать ваша изюминка. Венгрия по-разному себя продвигала, приходило новое руководство и выбирало новую стратегию. Сейчас у нас слоган «Think Hungary – more than expected». Мне кажется, это очень правильно. Кто бы ожидал: маленькая страна, без моря, без каких-то высоких гор, экстрима, бывшая социалистическая страна со всем грузом проблем, говорящая на непонятном языке, соседняя для Украины, то есть без какой-то дальней экзотики…

Но это действительно more than expected.

— Помните свой самый первый визит в Венгрию?

— Я поступила в институт лёгкой промышленности, продолжила там отлично учиться, комсомольская работа в масштабе института, научная работа. После первого курса меня вызвали к декану и предложили продолжить учёбу за границей, причём две страны – Румыния и Венгрия. Мы знаем, в каком состоянии тогда была Румыния, и я не колеблясь сказала «Венгрия». Потом было много интересного…

— Был шок, наверное?

— Дома был шок. «Куда поедет ребёнок? На 4 года не видеть?» В 17 лет все это воспринимается очень легко, я говорю: «Хорошо, мамочка, я никуда не поеду». Документы были сданы, я просто не стала ходить на венгерский язык, погрузилась в английский, ездила на украинские олимпиады студенческие. Тогда отправкой студентов за границу занимался Первый отдел КГБ, был дядечка, с которым я однажды столкнулась в коридоре института и он говорит: «Мне звонил преподаватель и сказал, что вы не ходите на венгерский. Вы не хотите ехать?» Я отвечаю: «Не хочу». Он сказал, что хорошо, и я думала, что таким образом уже все было решено, хорошо – и хорошо.

Но это было не всё. Потому что летом те, кто собирался ехать за границу, не должны были ехать на практику. А я себе отрабатываю практику в институте на кафедре, захожу в деканат в июле, а на меня смотрят девочки из деканата: «Почему ты тут?» Я говорю: «Как почему, я на практике». И мне вручили грамоту, 15 августа, в Москве с вещами. Я к декану: «Я же не знала, я же не собиралась». А она мне: «Я из-за тебя не собираюсь выговоры получать. Или ты забираешь документы, или ты едешь в Венгрию».

— Очень хороший шантаж.

— Я две недели поплакала. Все были в шоке на самом деле. В Москве паспорта выдали, и в 20-х числах августа, не зная ни одного венгерского слова,  попала в Венгрию. Уже позже вскрылась еще одна параллельная сторона. В то время самым почётным отличием студента была Ленинская стипендия, а не какая-то там заграница непонятная. И на неё явно тянула я. Но я была «ничья», и меня отправили в почётную ссылку, освободив дорогу для «чьих-то».  Чему я сейчас очень рада.

Колумбийский наркобарон, венгерский комсомол и другие истории знакомства

светлана

Светлана в центре внимания

— Первое впечатление? Вы приехали в Будапешт сразу?

— Было очень смешно. Иностранцы и тогда, и сейчас учат венгерский язык в подготовительном институте в Будапеште, где языковые курсы длятся год, туда ходят представители всех стран и континентов. И вот мы приехали, разгрузились, и ехать всем к врачу, карточки медицинские делать. Я сажусь рядом с каким-то парнем, который сразу говорит, что он из Колумбии, его зовут Маурисио и протягивает руку со свежим уколом. Думаю: «Ну, всё, вот колумбийский наркобарон». А он показывал, что ему уже брали кровь на анализ.  Так что первое впечатление вышло очень ярким.

— А когда вы первый раз вышли в город, какое впечатление было? Это было похоже на Киев?

— Будапешт был совершенно не похож. Это был 1982-й год, еще Брежнев был. Когда он умер, то был такой шок, все же росли в его эпоху, прибежали в посольство, дезориентированные, что же теперь делать. У нас как раз был колхоз, венгерский, но колхоз, сбор винограда.

— То есть можно надеяться, что сейчас в продаже есть бутылки «Токая», собранные вашими руками?

— Да (смеётся). Представляете, сколько она стоит?

Что до первого выхода в город, то на самом деле не помню, всё хранится в виде фотографий, воспоминания от тех времён.

— Нормально относились к советским студентам с учётом истории отношений стран?

— Не очень. Понятно, что по-человечески — совершенно по-разному. Кубинцы, например, были лучшие друзья.

— Английский язык был общим?

— Поначалу да. Где-то до ноября я купалась в английском: все, и греки, и арабы, и латиноамериканцы говорили на нём. Потом уже пришлось переходить на венгерский.

Все действительно были очень разными. Я жила в комнате с девочкой-словачкой и девушкой-чешкой. Так вот, словачка была душевная, а чешка встретила фразой «Если бы вы не влезли с танками в 1968-м, то у нас была бы нормальная капиталистическая страна». Венгры тоже говорили, вспоминали 1956-й год, вспоминали нефть, которая не всегда была такая дешёвая, и так далее.

— Сейчас уже нормальное отношение к странам бывшего Союза?

— У Украины особая история, к сожалению. В 90-х годах в Венгрии почему-то очень боялись украинскую мафию. Вы когда-то слышали об украинской мафии? Я никогда.

— Четыре года учёбы были долгими по ощущениям?

— Нет. Первый год был тяжёлым, на самом деле. Но уже после первых каникул, зимних, после них всё стало совершенно прекрасным.

— Захотелось остаться?

— Знаете, нет. Надеюсь, Венгрия на меня за это не обижается, но никогда в мыслях не было остаться. Это точно не тяга к родным берёзкам, как по участку земного шара я не тосковала по Украине. Хотя, думаю, если бы жила там постоянно, то тосковала бы – как сейчас по Венгрии, куда стоит не поехать 3-4 месяца, как очень хочется.

— За эти 4 года путешествовали по Венгрии? И где побывали? И если сравнивать впечатления сейчас и тогда?

— Понимаете, всё было окутано таким флёром студенчества, юности, всё было прекрасно. И почему я так люблю север страны? В конце подготовительного курса все студенты-иностранцы разъезжались по разным регионам Венгрии, мне досталась Северная Венгрия, это было великолепно. Лучшее, что можно было выбрать из Венгрии, всё самое живописное досталось нам. В Венгрии комсомол, в отличие от нашего, был совершенно незаорганизованной структурой, занимался досугом студентов, спайкой – и организовывал экскурсии по стране. И сейчас я вспоминаю: «А, вот в этом замке у нас была дискотека, а сейчас там отель замковый», «А вот это Сегед, здесь эти фигурки на часиках». Всё возвращалось из прошлого, и были приятные открытия и возвращения.

— Вот вы приехали в Киев после 4 лет…

— Это не просто я приехала в Киев. На самом деле, студентов, которые учились за границей, отпускали на вольные хлеба. Распределение предварительное было при отправке их за границу, но потом никто на него не обращал внимания. У меня было распределение в Днепропетровский Дом моделей – и ничего. Я на первом курсе поняла, что в отличие от киевского Института лёгкой промышленности венгерская школа лёгкой промышленности, хотя и была вроде колледжем, была на две головы выше. Там было очень круто, всё новое, красивое, профессиональное, очень-очень классное.

Я быстро поняла, что не дизайнер мирового уровня, и даже не конструктор хороший, сравнивала, как девочки шили в моей группе. В конце моего третьего курса приехала группа студентов Киевского института, возглавляемая моей деканом, той, что пинком под зад выпроводила меня в Венгрию. И моя защита ей очень понравилась, она сказала: «Давай, я возьму тебя к себе».

Как без суперденег влюбить Украину в Венгрию

В общем, меня перераспределили, и я стала преподавать на кафедре лёгкой промышленности. Потом были 90-е, дети, зарплаты такие, что страшную колбасу не купишь, я была в декрете. Чтобы как-то подзарабатывать, во всех отделах перевода были мои контакты. Однажды я болела, позвонили мужу на работу, сказали, что есть перевод – текст с венгерского. Это был текст, который сдал директор недавно открывшегося представительства Национального бюро по туризму Венгрии, замечательный (как вскоре выяснилось) господин Лайош Отте. Ему понравилась моя работа, меня сразу пригласили ассистентом по пиару и прессе.  Я тогда уже себя пообещала очень серьёзной организации и должна была стать директором по качеству швейного предприятия. Как меня Бог уберёг от этого – ужас! Некоторое время разрывалась, работала и там, и там на полставки. Но затем большое представительство в 1999-м решили закрыть, после российского дефолта рынок лёг. Венгерский турбизнес, который считал, что у украинского рынка есть потенциал, отвоевал возможность оставить что-то маленькое-премаленькое. Этим маленьким-премаленьким была я. Тогда ещё был венгерский представитель, его жена вела бухгалтерию, был секретарь и я. Я пообещала доказать, что одна смогу работать как нас четверо – и доказала. В 2002-03 присоединился мой муж, который и так помогал, но тогда формализовали его отношения с венгерским туризмом.

— Какие тогда были трудности в работе с венгерским рынком, которых сейчас нет?

— Сложности были на каждом шагу. Во-первых, когда я осталась одна, обо мне просто забыли. Я буквально стучалась в каждые двери, пришлите журналиста, приезжайте на выставку… Это была такая школа выживания. Бренд только создавался. Мой предшественник Отто Лайош, когда пришёл, сделал очень серьёзный рынок, там были очень большие бюджеты. Был журнал «Looks», обложки которого стоили по 10 тысяч долларов – в один из годов это был мой годовой бюджет. Первый рывок был хороший, были хорошие инфотуры, пресс-туры, нельзя сказать, что я пришла на пустое место. Но бюджеты тогда исчезли, я писала докладные на гендиректора: «Разрешите мне оборудование на стенд в 6 квадратных метров».

Мне помогло, что рынок был откровенно туроператорским. А туроператоры всё же заинтересованы продавать. И они были моими главными промоутерами, и главными промоутерами Венгрии. Нужно было давать им информацию, а остальное делали они.

Светлана на коне

Светлана всегда на коне

— Убеждать тяжело было, что Венгрия – это интересно?

— Предубеждений не было, кроме одного, но зато очень устойчивого: венгры – это цыгане. Понятно, что это не турбизнес говорил, а обычные туристы. Но все, и турфирмы, и журналисты, все, кто побывал в Венгрии, действительно убедились: more than expected. Настолько редко можно было услышать негативный фидбэк.

Всегда не хватало бюджетов на рекламу. Понятно, что с Турцией никто не может сравниться, но Болгария, Грузия, Греция и прочие – у нас такого объёма рекламы никогда не было.

— Это только Украины касалось? Скажем, в России та же ситуация была?

— Нет, конечно. Наверное, Украина была в самом худшем положении. Понимаете, мы госбюджетная организация со всеми вытекающими. Есть пирог, не слишком большой, раньше был большим, а сейчас стал маленьким. В прошлом году открыла для себя следующий факт: бюджет на рекламу в России всего в 3 раза больше нашего. Никто из нас не жирует.

— Помните свою первую выставку или первый инфотур?

— Первый инфотур был ещё при моём предшественнике Отто Лайоше. Это 1999-й, война на Балканах, нас человек 30, приехали во второй половине дня, разместились. Кто-то, кто не первый раз в Будапеште, повёл компанию отдыхать в крепостной район, это рядом с отелем.

Я развесила вещи на плечики и легла спать. Тогда в номерах был ещё старый дизайн, с динамиком в изголовье. И вот я просыпаюсь посреди ночи от голоса из динамика думаю: «Какой-то идиот заказал мне будильник». Вслушиваюсь – и холодею. Текст такой: «Это не учебная тревога, отель заминирован, немедленно покиньте номера». Я вскочила, и когда секьюрити стали ходить и стучать в номера, то вещи у меня уже были сложены! По лестнице не спуститься, там стоит охрана и направляет к лифту. Спускаемся, и мысль: сейчас как рванёт! В итоге, спустились вниз. Апрель месяц, все стоят в ночных сорочках, всего пара таких резвых как я, — одетых и с чемоданом. И вот ходит там полиция по отелю, ищет с собаками, а тут подъезжает красная спортивная машина. Выходит человек балканской наружности (а это 1999-й, война на Балканах!), подходит к нам, спрашивает, что, мол, стоите. «Не удивляйтесь», — говорим ему, отель заминирован. «А, это меня хотели взорвать», — отвечает он, садится в машину и едет дальше. В итоге, ничего не нашли, но стояли мы до рассвета. Те друзья, что в город ушли, вернулись, и вышло, что вообще в ту ночь не спали.

И вот ходит там полиция по отелю, ищет с собаками, подъезжает красная спортивная машина. Выходит человек балканской наружности, подходит к нам, спрашивает, что, мол, стоите. «Не удивляйтесь», — говорим ему, отель заминирован. «А, это меня хотели взорвать», — отвечает он, садится в машину и поезжает дальше. Вот такой был первый опыт.

— Дальше легче было?

Было много всякого. Оказалось, что представители турфирм, которые по 50 раз напоминают клиентам, что нужна страховка, сами ездят без страховки. Было всё, к счастью, кроме самых серьёзных страховых случаев. Были и кредитные карточки, скормленные собакам, и много другого. Представители турбизнеса, попадая в такие туры, расслабляются и становятся доверчивыми туристами. Был случай, когда очень опытная сотрудница турфирмы за ужином рассказывала другой о безответственных туристах. Утро, выезжаем из отеля, едем на Балатон, стоят группы с чемоданами, подъезжает автобус – эта опытная сотрудница говорит: «А не знаете, где мой чемодан?» Оказалось, что она поставила его в кучу с багажом испанской группы, которая уехала в сторону Вены, а это ещё не Шенген. Но, к счастью, уже была эра мобильных, наши партнёры погнались за этим автобусом и буквально на последней заправке догнали его, нашли чемодан и вернули в семью. В позапрошлом году была утеря буквально всех документов. К счастью, удалось сделать документ для возвращения в Украину за полдня. Заслуга была не только моя, но и референта, который смотрел, например, где ближайшее отделение Нацбанка, в котором можно заплатить пошлину.

— Какие опасности могут подстерегать в Венгрии? О чём никогда не подумаешь заранее.

— На самом деле, Венгрия – очень спокойная и безопасная страна. Соблазн с вином? В Венгрии очень качественные вина, у которых есть такое свойство, что когда много выпьешь, то голова остаётся ясной и здравомыслящей, а ноги не слушаются.

Часть II. О Венгрии

Чем заняться в Будапеште, если ты там проездом

парламент

Венгерский парламент

— Если я попадаю в Будапешт на день, то чем я должен заняться?

— Что в Будапеште удобно – у него два туристических центра притяжения.

— Что мне нужно за 4 часа посетить в Будапеште?

— За 4 часа надо сконцентрироваться на сердце города. Это, прежде всего, его Пештская часть, которая состоит из посещения базилики святого Иштвана, если будет время, то стоит подняться на базилику, чтобы сориентироваться, где вы находитесь. В Венгрии есть сакральная дата и сакральный архитектурный параметр. Предполагается, что в 896 году венгры пришли в Карпатский бассейн, это называется «обретение родины». И эта дата отражена в главных архитектурных памятниках: высота базилики святого Иштвана, парламента и стеллы на Площади героев – 96 метров.

От базилики начинается проспект Андраши, так называемый венгерский Шанс-Элизе, который был построен к 1000-летию венгров в Карпатский бассейн, в 1896 году, и ведёт к Площади героев. Под проспектом Андраши проходит первое на континенте метро, так называемая подземная дорога тысячелетия. Это, скорее, даже не метро, а такие маленькие трамвайчики. Некоторые отрезки, скажем, от базилики к площади Ференца Деака и к площади Октогон стоило бы пройти пешком, хотя бы для того, чтобы пройти мимо Оперы. А на площади Октогон стоит спуститься в подземку, чтобы сэкономить время, и проехать до Площади героев. Это знаковое место, где стоит стелла, у подножия которой изображения вожди, который привели венгров в Карпатский бассейн. За площадью – колоннада, где находятся статуи выдающихся личностей Венгрии, государственных деятелей, полководцев, королей. Там начинается городской сад, куда стоит заглянуть, чтобы увидеть замок Вайдахуняд. Строго говоря, это не настоящий замок, а сбор образчиков архитектуры, которые находятся на территории Венгрии, от романского стиля до барокко. Это был павильон, построенный из папье-маше ко Всемирной выставке, но он так понравился, что его воплотили в камне.

Рассказывают, что когда планировались все эти сооружения, то историков спросили о примерной дате того, когда венгры пришли в Карпатский бассейн. Они сказали, что где-то между 890 и 895 годом. Но к 895 году работы не успевали закончить – и тысячелетие перенесли на 896 год. И теперь эта дата увековечена, в центре города строить высокие сооружения нельзя.

Эта часть прогулки займёт не меньше двух часов. Остаётся ещё два, наверное надо перекусить. Если ещё пару лет назад в Венгрии не было венгерских фаст-фудов, были McDonalds, PizzaHut, KFC, то сейчас появилось много хороших маленьких забегаловок, которые предлагают национальную еду. На улицах можно съесть лангош – венгерский лаваш, который есть в очень вредном исполнении, где тесто жарится во фритюре и посыпается сверху сыром, а есть печёный вариант. Если учитывать этот завтрак, никуда не спешить, то вот такой 4-часовой прогулки будет почти достаточно. Но у нас ещё есть набережная, потому стоит с Площади героев на подземке прокатиться до площади Верешмарти, откуда рукой подать до набережной. Выходите из метро и смотрите на сторону Буды, где находится Замковая гора с королевским дворцом, церковью Матьяша, с Рыбацким бастионом.

— Увеличиваем время в Будапеште. У нас появилось ещё 4 часа, итого 8.

— Отлично. Не уходим с набережной, по цепному мосту Ланцхид переходим и поднимаемся на Замковую гору, это самая старая часть Будапешта. Хочется сэкономить время – можно подняться на фуникулёре, с него открывается отличный вид на город. Часто называют этот район крепостным, но вообще-то это не крепость, а замок. Тут хорошо проводить параллель с Киевом, где есть своя Замковая гора.

Итак, поднялись на фуникулёре и идём направо, в Национальную галерею. Туда сейчас переехала основная часть экспозиции Музея искусств, который сейчас на реконструкции (и будет ещё два года). Галерея находится в королевском дворце, там сейчас проводятся самые знаковые выставки: до конца июля будет Пикассо, сейчас открывается выставка Матисса, которая будет до октября. Из местных коллекций стоит выделить испанскую экспозицию Музея искусств (Веласкес, Гойя, Мурильо), хорошая подборка французских экспрессионистов, есть венгерские художники, например, Михай Мункачи, Йожеф Рипль-Ронаи. Ну, и сама по себе локация хорошая, например, Кэти Перри снимала там свой клип Firework, рядом же прекрасный фонтан Матьяша. Даже если вы не любите живопись, то просто зайдите во двор королевского дворца, сделайте снимок с панорамой Пешта.

Теперь можно проходить налево, к самой старой части города, Рыбацкому бастиону и церкви Матьяши. Что интересно, после завершения реконструкции церкви открылась панорамная площадка на шпиле, откуда можно видеть Будапешт практически как из самолёта. Если у вас есть немного времени – пройдите на противоположную сторону Замкового холма. С этой стороны мы видим Пешт, парламент, мосты, остров Маргариты, если же перейти на противоположную сторону, то увидим панораму и Будайские горы.

Чтобы немножко отдохнуть, можно спуститься в одну из турецких бань, находящихся внизу (например, турецкая баня Рудаш, купальня Лукач), где и проведём оставшееся время. Но надо помнить, что это всё термальная вода, в которой за присест нельзя сидеть более получаса. Однако с переодеванием и подготовкой у нас как раз и истечёт всё время.

бастион

Рыбацкий бастион

— Хорошо, а что делать, если у нас есть целый день в Будапеште?

— Я бы начала утро, особенно если это лето, в купальне Сечени, потом чуть побольше погуляла в городском саду, зашла в замок Вайдахунят, подошла к Анонимусу. Анонимус – это скульптура венгерского аналога Нестора-летописца, у него загадывают желание, надо подержать его перо. После этого надо возвращаемся в центр города, к базилике. И вот в этом варианте у нас уже получится посетить парламент, это совершенно удивительное впечатление. Роскошное здание, где надо побывать, сейчас там будут проводить экскурсии с наушниками, чтобы всё было понятно.

После визита туда поступим нестандартно. Прямо около парламента останавливает трамвай №2, который официально является экскурсионным маршрутом TripAdvisor, на нём можно поехать вдоль набережной вверх по течению Дуная. На конечной выходим, проходим по мосту Маргариты на остров. Это замечательный зелёный оазис в центре Будапешта с зелёными платанами. Идеальное место для того, чтобы отдохнуть от экскурсии, растянувшейся на весь день, полежать, поесть мороженого, покататься на велосипеде.

И уже после этого, к вечеру, переберемся в Замковый район. Почему именно тогда? Потому что надо видеть Будапешт в иллюминации, это удивительно красивое, просто фантастическое зрелище.

Если мы хотим немного пожалеть ноги, то вечером стоит взять экскурсию на катере, «Легенды Дуная», во время которой рассказ ведётся от лица реки. Это очень хороший вариант для того, чтобы увидеть оба берега.

— Какие сувениры надо брать в Будапеште и где их искать?

— Если мы поедем на трамвае №2 в сторону, противоположную острову Маргариты, мы подъедем к мосту Свободы, который раньше назывался мостом Франца-Иосифа. Прямо около него находится Центральный рынок. Интересно, что его проектировала мастерская Эйфеля, который много времени проводил в Будапеште, так как его жена была венгеркой. Мост Маргариты, Центральный рынок, вокзал, здание Технического университета проектировала мастерская Эйфеля. Что до рынка, то там можно купить сувениры. И съедобные – колбаса и паприка must have, может быть, острый соус из свежей паприки. Что не стоит покупать, так это вино, его можно взять в обычном супермаркете. На втором этаже здания – огромный сувенирный рынок, где есть и магнитики, и вышивки.

Чем хороши разные регионы Венгрии

бочки с токаем

Бочки с гордостью Венгрии — токайскими винами

— Если переходить от Будапешта к регионам Венгрии – куда лучше за чем ездить? Какие одну-две вещи в каждом регионе вы бы рекомендовали?

— Северная Венгрия – это живописные виды и винодельческие регионы. Надегустрироваться можно… Если на машине, то стоит купить вина с собой, хорошее вино дешевле, чем мороженое – можно купить за 60 грн бутылку местного вина. При этом там очень строгое законодательство по поводу чистоты вина, никакого сахара, никакого спирта. С Северной Венгрии два важных винных региона – Эгер и Токай. Эгер – «бычья кровь», красное вино, Токай – белые вина, флагманское вино – токайское асу, там уникальные условия произрастания винограда.

Восточная Венгрия – термальные воды. Если поедем на запад, то это озеро Балатон, которое будет у нас по дороге, а затем совершенно уникальное в масштабе всей Европы термальное озеро Хевиз.

К сожалению, юг, юго-восток и юго-запад Венгрии часто выпадают из туристических маршрутов. И зря – на юго-западе есть удивительный по числу исторических артефактов город Печ. У нас часто возят в Эгер, считающийся городом венгерского барокко. Но Печ – гораздо более колоритный, мультикультурный. Это самая граница с Хорватией, где идёт взаимопроникновение культур: сербы, хорваты, турки, немцы. Там даже на мэрии надписи на 12 языках. В Пече удивительная керамика Жольнаи, фарфоровая мануфактура, которая украшает все здания. Есть православный храм в бывшей мечети, горы Мечек, дома на ней, остатки древней крепости, опять же термальный курорт. Если у вас есть не день-два, а хотя бы пять, то там обязательно надо побывать.

— За сколько вообще можно объехать Венгрию, чтобы получить представление, хотя бы минимальное, о стране?

— 500 километров с запада на восток, 300 с севера на юг – недели было бы достаточно.

— А если говорить о гастрономическом туризме и регионах?

— О, тут интересного хватает везде! Северная Венгрия – это леса, грибы, ягоды, дичь. Охота в Венгрии – один из туристических продуктов, нишевый, но очень популярный. Скажем, бывший король Испании Хуан Карлос любил ехать на охоту в Венгрию. Олени, косули, зайцы, фазаны. При этом мясо животных, которых подстрелили на охоте, пополняет рестораны, если у нас оленина – изыск, то у них не намного дороже, чем обычная говядина.

Восток Венгрии – это регион, где больше всего солнечных дней в году. Фрукты, ягоды, арбузы летом совершенно невероятны. Там же выращивают реликтовые породы коров, это совершенно уникальное бесхолестериновое мясо. Если на них посмотреть, то потом станешь вегетарианцев, настолько красивые коровы. Биопродукты, биомясо и даже биоводка паленка – всё это сосредоточено на востоке. Фруктовая водка валенка – тамошний брэнд, очень высокого качества, очень дорогая, от 10-15 евро за полулитровую бутылку.

Юг – это рыба, из которой готовится особая венгерская уха халасли. Стоит попробовать её в Сегеде, это юго-восток, граница с Сербией. На Балатоне – жареный судак с миндалём. Стоит попробовать сома, которого тушат с паприкой и сметаной, называется паприкаш из сома, подаётся с галушками и творогом.

Запад – это опять же и дары лесов, и оленина. Плюс венгры готовят особую овощную кашу фезелик, в дословном переводе – «варево». Тёртый кабачок, заливается сметаной, может добавляться зелёный горошек, да практически всё.

— Ок, у нас есть представление о еде в регионах. Представим туриста, который ночует в апартаментах, а утром улетает, при этом денег у него особо нет. Что мне надо купить в супермаркете, чтобы сделать себе ужин/завтрак на скорую руку, и в какую сумму это обойдётся?

— Смотрите, около 1000 форинтов (3 евро) стоит упаковка из двух колбасок дьюлаи. Советовала бы купить её + 1-2 венгерских зелёных перца, тоже совсем дешёвых, к ним ещё пару яиц, если готовите в апартаментах – и приготовить яичницу с этими колбасками и перцем. Выйдет характерное для венгерской кухни блюдо.

Вы ещё сомневаетесь, стоит ли ехать в Венгрию?